О медитации на функциональную деятельность клетки


Ответ был записан 19 февраля 2016 года во время беседы Ориса с Айфааровцами.

Расскажи о том, как ты медитировал и становился нейроном.

Я периодически медитирую на то, чего не понимаю. К примеру, у меня был вопрос, что такое ядро нейронов. Я начинаю медитировать на это и вхожу в это состояние. Вхожу, вижу оболочку, прохожу через эту оболочку, вижу ядрышко или два ядрышка. Почему они? Зачем? Я понимаю, зачем это нужно, для чего. Вхожу в одно ядро или сразу в оба ядра входил. Тоже интересно было, как процессы происходят. Вхожу в то, что происходит снаружи, то есть в развернутые хромосомы, ощущаю на себе, как они сходятся, расходятся, какие силы ими управляют. Но всё это на ощущениях, то есть понять, привязать это к чему-то очень сложно. Допустим, понять, где там гистоны или какие-то другие регуляторы очень сложно.

Вот в чем вопрос. Я вчера попробовала в «улитке» прочувствовать, конечно, со своей стороны, поскольку я какие-то представления имею из фильмов, из учебы в институте. Но во время вот такого просмотра, ощущений я просто поняла, что и мерность другая, и скорости. Если у нас 328, то у них неимоверные скорости, они вообще живут совершенно на других скоростях, СФУУРММ-Формах. И даже представить сложно. Действительно, уколол себя и почувствовал эту боль. Мы думаем, что всё это медленно проходит, но на самом деле по нашим представлениям скорости неимоверные, а по их представлениям это норма. А как ты это видишь? Ты же видишь всё это с позиции человека.

Нет, я вхожу в ПЭС, а ПЭС – наиболее благоприятная для просмотра форма, то есть, может быть, флаксовая форма, может быть какая-то из симплиспарентивных форм, которая в наибольшей степени к этому причастна – к изучению, допустим, биологии, на этом специализируется. То есть всё воспринимается нормально, бывает даже очень медленно. Но ты эту медленность не можешь ни ускорить, ни еще больше замедлить, никак на неё повлиять. Просто, наверное, эта медленность позволяет тебе прочувствовать вот эти вещи, эти смены волн, состояний, когда что-то в тебе происходит, а ты пытаешься понять, что.

То есть то, кем я себя представляю, оно не пытается понять, как и мы тоже не относимся к этому субъективно. Просто у нас происходят какие-то процессы. Точно так же, допустим, то, что происходит в ядре. Ядро как форма самосознания не осознает, что там, как, почему, по каким законам, по каким причинам всё это происходит.

Это несколько мне напоминает состояние женщины, когда она вот-вот родит, когда что-то в ней происходит, она понимает, что она уже не одна, что внутри нее целая жизнь – непонятная огромная жизнь. Её то раздувает, то сужает, то какие-то пульсации происходят. И это вот-вот во что-то выльется, преобразуется, что-то произойдет.

Вот так каждый раз. То есть это не моя физическая форма за этим наблюдает, не моя личность, а выбирается та личностная интерпретация, которая знает ответ на этот вопрос и может продемонстрировать это.

А как ты потом свои ощущения декодируешь в слова?

А дальше самое главное, что работает кора, гипофиз, то есть срабатывает долговременная память и я могу это переживание вспомнить даже спустя многие годы, восстановить его в себе. Не все, конечно, переживания я помню. Но если, допустим, за какой-то Код зацепиться, я могу от него буквально без медитации вспомнить, что это такое. Представляете, какое огромное количество синапсов в моей голове хранится – тех, которые, может быть, никогда не понадобятся, но они настолько сложные, сложно сформированные, что я не представляю, как это всё можно выдержать и всё это сохранить.

А ты перепроверяешь, если что-то увидел? Потом снова выходишь?

То, что я увидел, я уже не перепроверяю. Если мне удается это изложить словами, какими-то предложениями, какой-то фразой, то ошибка может крыться только во фразе. То есть, может быть, не совсем точно, не совсем глубоко раскрыл то, что я пережил, то, что я знаю. И может быть, не совсем это так соотносится. То есть в реальности то, что я описал, я это привязываю, допустим, к каким-то вещам, уже известным науке, потому что я отталкиваюсь от того, что я нашел в интернете. Это служит мне поводом для узкоспециализированной медитации.

Вытащил из медитации, сопоставил – это вообще никакого отношения к тому, что я прочел, к тому, что есть, не имеет. Тогда это отбрасывается, но представление об этом у меня сохраняется. Я начинаю искать дальше информацию, читаю. Нахожу, что кто-то сказал, что это примерно вот так – да, похоже, уже ближе. Но там есть какой-то нюанс, я за этот нюанс цепляюсь, снова вхожу в медитацию, этот нюанс раскручиваю, задаю вопрос: как это связано с тем, что я уже ранее вытащил?

И потом опять перечитываю, насколько та информация, что мне дана, соответствует этому. И часто получается такое, что что-то неправильно. Плюс параллельно бросаю «на крест»: предложение прочел – выставил процент. Даже если я не понимаю вообще, о чем там речь идет (гидролиз или еще что-нибудь такое, какие-то формулы), я это бросаю на достоверность. Если достоверность не выше 50-60 %, то это отметается. Значит, здесь много притянуто за уши, надумано.

Получается, если хочется в медитации выяснить какую-то конкретику, нужно все-таки сначала изучить этот вопрос?

Да, нужно, чтобы твое представление в вопросе затрагивало более глубокие уровни понимания этого предмета, иначе ты можешь получить поверхностный ответ, не поняв сути, причинно-следственных взаимосвязей. И на этом может строиться следующая ошибка. То есть ты подумаешь, что это так и есть, что это правильно, и будешь продолжать с позиции, что ты это проверила, а на самом деле нет.

И потом нужно пробовать записать то, что увидел?

Не всегда сразу удается записывать. Порой информации настолько много, и она разнокачественная, разнотипная, что записываешь какую-то одну часть полученной информации, и она занимает лист или полтора листа. А на остальное уже времени не хватает, но ты ее запоминаешь, ты понимаешь, как это всё обстоит, как это взаимосвязано.

Но для этого должна быть, наверное, развита и вентролатеральная, и дорсолатеральная кора. Потому что дорсолатеральная не завязана на амигдале, а именно амигдала является мощным стирателем воспоминаний за счет того, что многие воспоминания, привязываясь к амигдальным реакциям, претерпевают потом мощные изменения и вообще исчезают. Нейроны, связанные с такими синапсами, отмирают, а новые нейроны уже этой памяти не имеют, эти синапсы не восстанавливают, работают на новые запоминания.

Дерзайте, дерзайте. Без медитации вам ничего не удастся понять. То есть информацию будете знать, но это будет не ваша информация. Это будет информация, которую вы почерпнули в Ииссиидиологии, это будут проекции моих представлений, Главное – не бойтесь. Многие боятся. Я смотрю на многих – они просто боятся. То есть там уже и лени нет, и интерес появился, но страх держит. Этот страх не дает просто взять и начать. А как раз такие медитации развивают вентральную часть префронтальной коры. Они развивают всё, что связано с интуицией, совестью, понятиями добра, зла, ллууввумическими принципами.

Прочитано 215 раз