Диссоциативные состояния. Память о событиях в медитации

ВОПРОС: Для твоих последовательных читателей уже стало привычно-понятно то, что каждый последующий материал представляет собой более углублённое, расширенное и объективизированное представление предыдущей информации. Однако, не имея возможности приподняться над собственной дискретностью восприятия, мы зачастую продолжаем воспринимать данную тобой Информацию как взаимоисключающую. Например, тема ревитализаций описывается и в твоей книге «Искусстве умирать», и в цикле «Бессмертие доступно каждому», и в «Основах Ииссиидиологии» (особенно в 5 томе). Тем не менее я был несколько обескуражен при сравнении некоторых «постулатов» из книг цикла «Бессмертие доступно каждому» (описание туннелей перехода, встреч с высокочастотными ФС, значимости вербального контакта с коматозниками и так далее) с информацией из «Основ Ииссиидиологии» по «коннект-анконнект» динамике виваксов во время диссоциативных состояний, в частности во время комы, подразумевающей деактивацию ядерно-геномной составляющей структур префронтальной коры головного мозга.

Мог бы ты более детально изложить новый подход к субъективной оценке данного динамизма, является ли он «общеупотребимым» или это прерогатива Фокусной Динамики твоей Формы Самосознания?

У каждого человека диссоциативные состояния (или расстройства) формируются, проявляются и протекают по-разному. Это зависит от характера инициировавших их синаптических цепей, психотипа «личности» и множества других факторов в индивидуальной архитектонике головного мозга и ЦНС в целом.

Так, чем меньше к моменту наступления такого диссоциативного состояния, как кома или летаргический сон, активизированы высокоосцилляционные участки латеральной коры, тем больше вероятность того, что пациент будет иметь яркие переживания, поскольку основную роль во время этих состояний выполняют Творцы орбитофронтальной, обеих медиальных областей префронтальной коры, а также Творцы некоторых участков палеокортекса (в основном полулунная извилина и перегородка) и лимбической системы (амигдально-гиппокампо-гипоталамусный комплекс), которые обеспечивают способности «личности» к выживанию.

Поскольку Самосознание перешло на внутренние уровни системы Восприятия (АСТТМАЙ-Парвула остаётся в пассивном контакте с клауструмами), то происходит переключение механизма формирования Фокусной Динамики (через «распаковку» Творцами генома эпифиза Формо-Образов ноовременного Континуума и отражение их на «биоэкране» с одновременной реципрокной связью с Творцами коры, которые принимают решения и руководят поведением) на пассивную связь этих Творцов с Творческой Активностью Инфо-Творцов НВК (РАА-А-виваксами).

В силу того, что ФД угнетена, то и гиппокамп лишь отчасти выполняет свои функции, кэшируя только наиболее яркие эмоциональные состояния, спровоцированные Творцами амигдалы (их активизация запускает механизмы агрессии, которые корректируются Творцами гиппокампа). Поэтому, выйдя из диссоциативного состояния, большинство пациентов просто ничего не помнят, а некоторые вспоминают лишь фрагменты, короткие эпизоды самых ярких эмоциональных всплесков.

Но есть определённая категория людей, нейроархитектоника которых отличается наличием множества гностических зон. После выхода из клинической смерти, комы, летаргического сна или даже из анестезии они, с разной степенью детализации, помнят очень яркие и динамичные «картинки» (полёты через туннели или над Землёй и тому подобное), монологи и диалоги (беседы с «ангелами», «умершими» родственниками), эмоциональные состояния, события в палате или в операционной и многое другое. Как это объяснить? Давайте попытаемся разобраться с этим сложным явлением.

Интеграция сенсорного потока осуществляется у нас за счёт формирования интегративных (гностических) нейронов — особых нейронов, реагирующих только на сложный специфический стимул. Они надстраиваются над детекторами простых признаков и детекторами сложных признаков, образуя отдельные зоны (в зрительной, слуховой, теменной областях обоих полушарий), нейроны которых не только принимают волокна от нейронов проекционных зон, но и сами посылают к ним свои волокна.

Гностические нейроны располагаются как бы на вершине условной пирамиды, в основании которой находятся группы нейронов-детекторов, функции которых входит выделение отдельных признаков объекта. Приходящие из таламуса возбуждения в первую очередь воспринимаются нейронами-детекторами отдельных признаков, из которых на «Биоэкране» эпифиза формируются Формо-Образы возбуждения, концентрируясь на каком-то одном признаке, который из маленькой смысловой «точки» разрастается на весь «экран», заполняя «личностное» Самосознание, и за счёт резонационного отражения в электронах атомов, структурирующих молекулы ДНК соответствующих долей мозга, получает электромагнитное оформление и превращается в наше конкретное субъективное Представление (СФУУРММ-Форму).

Вот в этом и заключается разгадка того, почему есть люди, которые так хорошо помнят, что происходило с их Самосознанием во время диссоциативного состояния. У них АСТТМАЙ-РАА-А-Парвула не деактивировалась, а значит, и не угнеталась ФД, которая побуждала гиппокамп постоянно кэшировать происходящее вокруг и формировать в оперативную память распаковываемые из субтеррансивной ОЛЛАКТ-ДРУОТММ-системы (ОДС) Формо-Образы, которые могут отражать события, происходящие либо в параллельных сценариях, либо, если активна гностическая зона 19-го поля Бродмана в зрительном участке затылочной доли, реально происходящие вокруг пациента (или в другом месте) события.

При достаточно наработанном механизме стимулирования этих зон (например, с помощью регулярной практики медитаций), отдельные группы гностических нейронов (через ассоциации со стороны эмотивной системы) начинают настолько сильно возбуждаться, что генерируемые ими импульсы (доминирующие признаки) «прорываются» в проекционную зону «Биоэкрана» эпифиза и начинают доминировать над сигналами, приходящими с периферии. Именно это обычно и происходит при Глубинной Медитации, когда медитирующий, полностью сосредоточенный на своих переживаниях, проецирует их на внешний мир (при «отключённых» мозжечке и экстрапирамидной системе теменной области).

В афферентных системах большинства здоровых людей проекционная и гностическая зоны разделены, поэтому у них идёт чёткое различие между ассоциативными импульсами восприятия внешнего мира (ПВК) и Формо-Образами НВК, из которых формируются субъективные Представления о происходящем вокруг. В анализаторах же тех людей, у которых проекционные нейроны выполняют одновременно и перцептивную функцию (подразумевается «межличностное» восприятие — социальная перцепция — говорящего и слушающего), как периферические, так и ассоциативные импульсы активируют одни и те же нейроны и, будучи не в состоянии различать происхождение импульсов, отвечают на ассоциативные импульсы так же, как и на периферические, то есть вместо реальности (или параллельно с ней) на «биоэкране» Самосознания возникают несуществующие образы, которые в медицине принято называть галлюцинациями — возникающее через ассоциацию возбуждение группы гностических нейронов, которое сопровождается рефлексом нацеливания, направленным на несуществующий раздражитель.

Исходя из собственного многолетнего опыта Глубинных Медитаций, я бы не стал относить галлюцинации лишь к случаям неконтролируемого нами восприятия Формо-Образов, существующих для одного человека, но невидимых, а значит, и не существующих для остальных (что диагностируется как шизофрения). По медицинским канонам меня бы назвали хроническим шизофреником, потому что постоянно живу с фоновым, хотя и жёстко контролируемым мной, визуальным восприятием того, что параллельно происходит сразу в нескольких соседних сценариях.

Поэтому могу вам сказать, что текущее восприятие окружающей нас действительности тоже можно назвать одной из разновидностей контролируемой массовой галлюцинации, в которой анализ поступающей извне сенсорной информации и прогнозирование нашей ФД мозгом сдерживается в частности возможностями нашей системы восприятия.

По сути, мы все являемся «шизофрениками», так как все мы постоянно коллективно галлюцинируем, воспринимая каждый по-своему то, чего реально не существует, но что интерпретируется всеми нами как реальность только потому, что по множеству общих признаков наши индивидуальные галлюцинации в чём-то совпадают. Даже наши собственные персоны — это по Сути тоже определённая разновидность устойчивой галлюцинации.

Почему? Потому что, имея тело, мы не является телом на самом деле, не ощущаем самих себя им и не отождествляемся со своими внутренними органами, системами, мозгом, часто не зная даже, где что находится и как работает. Мы только знаем, что организмом «кто-то» управляет, только не мы сами, ведь когда у нас что-то болит, мы не можем ничего самостоятельно с этим поделать, не прибегая к помощи лекарств, врачей, целителей.

Но посредством своего организма мы переживаем себя и окружающий мир. Себя же мы воспринимаем в качестве последовательной и уникальной «личности», «движущейся» в пространстве и времени и состоящей из целого набора воспоминаний и взаимоотношений. И если этот набор заблокировать, то мы, как «личность», перестанем существовать, а в состояниях глубокого гипноза и вовсе будем представлять собой невесть что: собаку, дерево, тучку — всё, что пожелает гипнотизёр. Тело останется, а наша «личность» куда-то «улетучится». Вот почему я говорю, что наша «личность» — это тоже устойчивая галлюцинация… Вы видите в зеркале того, кого другие ваши плаапсии не видят и не знают…

(ответ №55-1, 02-11-2017)

Прочитано 312 раз